Подписка на новости

Опрос

Нужны ли комментарии к статьям? Комментировали бы вы?

Реклама

 

2006 №12

Конференция "Развитие российской электроники": перспективы создания ассоциации российских производителей электроники

Асташкевич Павел


С 6 по 8 декабря в Подмосковье прошла конференция «Развитие российской электроники», инициатором которой выступил ИД «Электроника». Мероприятие собрало около сотни специалистов, представлявших более 60 производственных, научно-исследовательских, торговых и сервисных организаций. На конференции прозвучало более 15 докладов, посвященных самым разным темам. Список докладов доступен в сети по адресу: www.russianelectronics.ru/conf/topmanagers/index.html

К сожалению, предновогодний режим работы нашей редакции не позволил мне дождаться пленарных заседаний, подводивших итоги двухдневной работы конференции. Я не участвовал в работе круглых столов и не вошел в исполнительный комитет, занимающийся подготовкой создания ассоциации производителей электронной аппаратуры. Исходя из этого, я решил построить предлагаемый материал следующим образом: основой публикации стала запись моей беседы с инициаторами конференции и главными вдохновителями создающейся ассоциации — Иваном Покровским, генеральным директором ИД «Электроника» и Борисом Рудяком, президентом компании «Компэл». Это довольно объемное интервью отвечает на многие вопросы, связанные с идеей создания ассоциации — от предпосылок появления до возможной структуры, планируемых задач и перспектив становления и развития.

Иван Покровский — генеральный директор ИД «Электроника»
Борис Рудяк — президент компании «Компэл»

Дополнительно, в формате врезок, предлагаются мнения некоторых участников конференции относительно прошедшего мероприятия и перспектив ассоциации вообще. В заключительной части публикации я разместил фрагменты выступления на конференции и ответы на вопросы Назиры Шандиевой — советника отдела развития механизмов Частно-Государственного Партнерства (ЧГП) Департамента стратегии социально-экономических реформ Министерства экономического развития и торговли РФ. Данный материал может быть полезен специалистам, занятым разработкой и производством инновационной электронной техники с точки зрения возможностей, которые наше государство открывает сегодня перед малыми предприятиями, работающими в сфере высоких технологий.

Журнал «Компоненты и технологии» продолжит внимательно следить за ходом событий. К выходу следующего номера я планирую провести еще несколько встреч с участниками конференции, на которых они поделятся с читателями своим мнением о текущих событиях, а также расскажут о том, что нового и интересного происходит сегодня в их бизнесе.

— Расскажите, пожалуйста, об организации конференции «Развитие российской электроники». Кому принадлежит идея создания ассоциации российских производителей электроники? Насколько мне известно, инициатором и организатором конференции являлся ИД «Электроника». Иван Покровский — директор этого издательства — вел мероприятие и выступал с докладами. Уточните, пожалуйста, какая роль в процессе принадлежит Борису Рудякуруководителю компании «Компэл»?

Борис Рудяк: Мои интересы простираются далеко за рамки дистрибуции компонентов. Сегодня при моем непосредственном участии активно развиваются такие компании, как «Терра-Электроника», «Контракт-Электроника», ИД «Электроника», «Мастер-Кит», «Мега-Электроника». Все это организации, обслуживающие производителей электроники, и их успешное развитие зависит от роста производства электроники в целом.

На конференции я выступал фактически как сотрудник ИД «Электроника», работая в оргкомитете. Основная роль в организации мероприятия принадлежит ИД «Электроника». Мы с Иваном провели большую работу по подготовке этого события.

— Таким образом, Иван Покровский и Борис Рудяк— основные идеологи мероприятия?

Иван Покровский: Да, можно так сказать.

— С чего все началось?

И. П.: Все началось года два назад, когда у меня возникла идея организовать съезд российских производителей электроники, то есть добиться определенного результата именно масштабным мероприятием. Борис тогда предположил, что мероприятие само по себе вряд ли что-то даст, поэтому необходимо, чтобы на таком мероприятии была создана структура, которая будет представлять интересы производителей электроники. Затем, по результатам того обсуждения были опубликованы две статьи, моя и Бориса, в журнале «Живая Электроника России». После этого мы перешли к практической работе — был проведен ряд встреч, в ходе которых идея ассоциации выкристаллизовалась.

— Зачем нужна ассоциация?

И. П.: Есть задачи, решать которые отдельным предприятиям в одиночку просто не под силу. Среди этих задач система подготовки кадров, влияние на таможенную и налоговую политику, повышение имиджа российской электроники за рубежом, выход на зарубежные рынки российских производителей, вопросы кооперации и т. д. В рамках ассоциации эти задачи можно решать гораздо эффективнее.

Б. Р.: Ассоциация должна заниматься только теми вопросами, которые невозможно решать поодиночке. И таких вопросов много. Задачей конференции как раз и было проявление общих интересов, а также проблем, которые должны решаться в рамках ассоциации.

— Как вы оцениваете результаты прошедшей конференции?

Б. Р.: Результаты конференции превзошли ожидания. Я предполагал, что будет высказано много сомнений, будут звучать вопросы: «Зачем это нужно?», «Кому это выгодно?», «Кто за вами стоит?» До конференции мы решили, что для рождения ассоциации должны произойти два-три события. Никто не предполагал, что мы все соберемся, быстро договоримся, и все у нас сразу получится. Наоборот, мы рассчитывали, что на первой встрече люди только обменяются мнениями, посмотрят друг на друга, избавятся от некоторых своих сомнений, возможно, заинтересуются процессом, и по итогам будет назначена следующая конференция. Я ожидал от участников большой осторожности, закрытости, что могло привести к неуспеху всего мероприятия. Однако этого не произошло. Получилось, что первое же событие оказалось конструктивным. Конечно, звучали сомнения в правильности создания ассоциации в том виде, который мы, как инициаторы, предложили.

— Ты имеешь в виду критические замечания, звучавшие из зала во время докладов?

Б. Р.: Не только. Накануне первого же пленарного заседания на ознакомительной встрече мы столкнулись с большим скепсисом некоторых участников. Они просто не верили в то, что будет организовано нечто разумное. Ты присутствовал на этой встрече?

— Нет. Я приехал утром 7 декабря.

Б. Р.: Вечером 6 декабря в конференц-зале собралось человек тридцать из числа участников. Иван задавал всем по очереди примерно такие вопросы: «Кто вы? Откуда? Зачем приехали на конференцию?» Одни участники встречи поверили в идеи ассоциации, демонстрировали желание активно участвовать в процессах ее создания. Настрой других был абсолютно скептическим.

И. П.: Со стороны некоторых вообще отсутствовало понимание того, куда и зачем они приехали.

Б. Р.: Кто-то сначала не понял, но понял впоследствии и определился с позицией «за» или «против». У меня складывалось ощущение, что некоторые люди приехали, чтобы помешать созданию ассоциации. Однако к концу третьего дня на пленарных заседаниях все участники демонстрировали конструктивную позицию. Не было никого, кто бы активно не участвовал в процессе. Звучали конкретные предложения, идеи. За двое суток энергичной работы мы вместе прошли путь от сомнений, скепсиса и непонимания до активного желания участвовать в подготовительных процессах. Это больше, чем я ожидал.

— К сожалению, я не участвовал в работе круглых столов в конце конференции. Сколько их было всего и какие темы на них обсуждались?

Б. Р.: Таких столов было пять. За каждым из них обсуждались такие темы, как таможенная и налоговая политика, экспорт, кадры, кооперация, рынок госзаказчика и естественных монополий. Участники распределились по круглым столам исходя из того, какая тема сейчас для них наиболее важна. В результате за каждым из столов набралось достаточное количество людей. Итоги работы были обобщены и доведены до всей аудитории. Результат обсуждения подтвердил, что несмотря на разные приоритеты интересы у всех совпадают.

— Каким будет дальнейшее развитие событий?

И. П.: Те результаты, что были сформулированы на скорую руку по окончании конференции, мы обработали, уточнили. Был подготовлен итоговый документ, где сырые формулировки приобрели приемлемую для дальнейшей работы форму. Мы разослали его всем участникам конференции. Сейчас идет расстановка приоритетов — какие задачи из предложенных на конференции имеют наибольшую значимость. Кроме того, мы просим участников мероприятия оценить реализуемость каждой задачи, поставленной перед ассоциацией. По итогам этой работы до конца января, надеюсь, будет составлен план деятельности ассоциации. В начале же февраля должен быть готов проект устава ассоциации.

— На конференции было заметно, что многие выступавшие говорили об ассоциации как об уже существующей структуре.

И. П.: Дело в том, что до конференции была проделана большая работа, например прошло два подготовительных собрания в Москве и Санкт-Петербурге. В каждом собрании участвовало по шесть разных компаний — в основном производители электронной аппаратуры. На этих встречах обсуждалось, нужна ли ассоциация и какие задачи она должна решать. В процессе обсуждения вырисовывалась довольно четкая картина. Возможно поэтому для тех, кто участвовал в подготовительных собраниях, ассоциация уже представлялась реальностью. Те, кто после этих двух событий дал согласие участвовать в подготовке конференции, поставили свои подписи в письмах, которые мы рассылали, приглашая людей участвовать в конференции.

Б. Р.: Таким образом, для кого-то конференция фактически была уже вторым событием.

— Вы тоже воспринимаете ассоциацию как факт, уже осуществленный?

Б. Р.: Я считаю, что ассоциация, по сути, уже существует. Последние несколько часов конференции представляли собой явную работу реальной ассоциации. Еще ничего не зарегистрировано, устав не составлен и не утвержден, но она уже есть. Теперь это все нужно организовать в официальном порядке, потому что энтузиазм, который родился в ходе работы конференции, сам по себе поддерживаться не будет. Нужно вести системную работу, решать подчас совершенно банальные вопросы. Должен быть принят устав, должны быть утверждены задачи, составлен план работы ассоциации. Должно быть понятно, на какие деньги все это будет существовать, решены вопросы членских взносов, разработана структура управления ассоциации. Должны быть найдены постоянные сотрудники. Одна из важнейших задач— поиск будущего президента ассоциации.

— Какие требования предъявляются к кандидатурам на этот пост?

И. П.: Президент ассоциации — это человек, который занимается ежедневным управлением и решением задач, которые ставят члены ассоциации.

Б. Р.: Готовясь к мероприятию, изучая работу других ассоциаций, я с радостью обнаружил, что сегодня существует уже такая профессия — президент ассоциации. По большому счету для него неважно, чем ассоциация занимается. Такого человека можно искать через рекрутинговые агентства. Он может и не являться специалистом в области электроники. Главное, он должен знать, как организовать процесс сбора задач, их продвижения, исполнения и т. д. Он должен быть организатором, менеджером процесса. При этом принципиально важно, чтобы президент был независим от рынка, чтобы не имел здесь бизнеса. Это должен быть высокооплачиваемый менеджер, живущий на зарплату от работы в ассоциации. Желательно, чтобы у него не было других источников дохода. Тогда он будет гармонично взаимодействовать с членами ассоциации. Это одна из сложнейших задач.

И. П.: На конференции многие полагали, что я претендую на эту должность, но я считаю, что не могу быть президентом ассоциации, поскольку я — лицо заинтересованное. Я руковожу издательством, коммерческим предприятием, имеющим свои интересы на рынке, и в дальнейшем меня бы постоянно подозревали в преследовании интересов издательства. Если президент ассоциации будет независим от участников рынка, то с ассоциацией смогут сотрудничать все заинтересованные и обладающие необходимым опытом и ресурсами компании, в том числе издательства, маркетинговые агентства, организаторы конференций и т. д.

Б. Р.: Я бы хотел всех, кто прочитает это интервью, подумать над кандидатурой будущего президента ассоциации и предложить имя и фамилию к обсуждению на следующей встрече. Чем раньше найдется этот человек, тем быстрее будут развиваться все процессы.

Возвращаясь к предыдущему вопросу, повторю, что, по моему мнению, некая «предассоциация» уже есть. Это чувствовалось в ходе работы круглых столов. Причем поразительно, как активны были владельцы и директора компаний — сверхзанятые люди, которые нашли время в своем графике на работу над созданием ассоциации. Самыми инициативными были лидеры крупных компаний. Это вселяет уверенность, что все получится.

— Иван, в твоем докладе о формировании ассоциации шла речь о том, что ее членами могут стать производители аппаратуры (ОЕМ, контрактные разработчики и производители), производители электронных компонентов (традиционные, фаблесс), производители печатных плат, дистрибьюторы электронных компонентов, поставщики технологического и измерительного оборудования. Участники конференции производителей аппаратуры были довольно представительными, однако при этом многие ведущие игроки сектора дистрибуции компонентов на мероприятии отсутствовали. Хочется понять, по какому принципу вы рассылали приглашения на конференцию? Не было ли некой избирательности?

И. П.: Когда формировалась программа конференции и уточнялась структура участников, было принято решение, что их основу должны составить производители электронной аппаратуры, и все должно строиться от их интересов. Все, кто поддерживает их интересы, в процессе присоединяются. Поэтому, когда мы приглашали людей на эту конференцию, мы разослали приглашения всем участникам рынка, но индивидуальную работу проводили только с производителями аппаратуры.

— Какое количество приглашений было разослано?

И. П.: По факсу мы отправили несколько тысяч приглашений. По электронной почте прошла более массовая веерная рассылка — более десяти тысяч писем. Одновременно менеджеры, участвовавшие в подготовке конференции, работали персонально только с производителями аппаратуры. Звонков в дистрибьюторские компании они не делали. Это была установка, так как мы считаем, что основой ассоциации, ее ядром, должны быть все-таки производители аппаратуры.

Б. Р.: Одной из моих функций по подготовке конференции было приглашение значимых людей рынка. Мы понимали, что если на мероприятии не будет ключевых людей, то его уровень будет вызывать сомнения. Мы с Иваном предварительно обсуждали, кого я мог бы пригласить, что рассказать в личной беседе, как ответить на вопросы, чтобы человек заинтересовался и приехал на конференцию. Был составлен список таковых персон. Я звонил, договаривался. Что-то удалось, а что-то — нет. Для представления интересов дистрибьюторов был приглашен Алексей Прийма, возглавляющий АРДЭК — ассоциацию дистрибьюторов компонентов. К сожалению, он приехать не смог, вместо него по его просьбе присутствовал Андрей Огневский.

— В общем, сообщество дистрибьюторов ЭК было представлено небогато. Лариса Биленко, например, сказала, что приглашения она не получала и приехала по своей инициативе.

И. П.: Когда Лариса сказала мне об этом, мне было очень обидно за нашу недоработку. Никакой персональной избирательности не было. С руководителями многих дистрибьюторских компаний — лидеров рынка шли переговоры об их участии в конференции после получения приглашений. К сожалению, большинство решили отказаться от участия.

— Я понял, что умысла здесь нет, и это либо недоработка организаторов, либо позиция приглашенных. Еще несколько замечаний по организации мероприятия, если позволите. В списке участников конференции не было контактной информации. Мне кажется, это создает проблему для непосредственного общения участников между собой, замыкая всех на организаторов конференции.

И. П.: Это не первая конференция, которую проводит наше издательство, и мы знаем, что далеко не все участники, особенно руководители предприятий, согласны на распространение своей персональной контактной информации (электронная почта, прямой рабочий и мобильный телефоны). Кто-то согласен опубликовать свой электронный адрес, но большинство — нет. Таким образом, опубликованы только ФИО участника, его должность и компания, которую он представляет. Этого вполне достаточно, чтобы найти человека, если это необходимо, ведь контактная информация предприятий доступна, а личную информацию мы не можем распространять.

Сейчас подготовлен компакт-диск с презентациями докладов, списком участников, статьями и другой информацией. Он будет разослан всем участникам конференции.

Мы придаем большое значение открытости и прозрачности деятельности оргкомитета и исполнительного комитета конференции. Мы намерены информировать о каждом шаге, о каждом этапе работ по подготовке создания ассоциации.

— Почему мероприятие было практически проигнорировано госчиновниками? В конференции приняли участие лишь представители Министерства экономического развития и торговли (МЭРТ). Или вы сознательно пока не работали в этом направлении?

И. П.: Изначально было принято решение не приглашать на первое мероприятие государственных чиновников, непосредственно влияющих на предприятия (Роспром, Министерство обороны и другие силовые ведомства, являющиеся крупными заказчиками для производителей электроники).

— С чем это связано?

И. П.: Я очень хорошо почувствовал, насколько сложной была внутренняя борьба в каждом участнике конференции между его частными и общими интересами. Если бы на конференции присутствовали представители указанных министерств и ведомств, частные интересы могли бы возобладать. Могла бы начаться борьба, как выразился начальник управления радиоэлектронного комплекса Роспрома Ю. И. Борисов, «за доступ к телу». В тоже время МЭРТ имеет колоссальное влияние на условия, в которых работает рынок в целом, и не соприкасается с отдельными предприятиями. Поэтому представители МЭРТ были специально приглашены. В целом же интерес со стороны государства большой, и сразу после конференции Ю. И. Борисов выделил время для обсуждения итогов конференции. Помимо этого, мы договорились о регулярной работе с сотрудниками Роспрома.

— Давайте поподробнее обсудим состав будущей ассоциации. Кто все-таки войдет в нее? Будут ли это только производители электронной аппаратуры, или же список будет более широким?

Б. Р.: Этот вопрос должен быть решен в ближайшем будущем. Поскольку структура, по-моему, должна называться «Ассоциация производителей электроники России», было бы лучше, если бы ее членами были только российские производители электроники. Компании, осуществляющие тот или иной сервис для них, могли бы объединиться в собственные ассоциации.

— В этом случае последние останутся вообще за бортом структуры или же просто не смогут быть ее полноценными членами?

Б. Р.: Это верное замечание, здесь еще нужно думать и думать. Тем не менее всю политику ассоциации должны определять именно производители, отстаивающие через нее свои интересы — тогда она будет эффективной. Возможно, решение будет другим, я этого не знаю.

И. П.: На мой взгляд, будет правильным задать соотношение между производителями и сервисными компаниями. Условно говоря, если производителей аппаратуры в двадцать раз больше, чем дистрибьюторов, значит, на одного дистрибьютора должно приходится двадцать производителей — членов ассоциации. И если некий дистрибьютор захочет вступить в ассоциацию, то пусть ждет вступления двадцати производителей.

Б. Р.: Это напоминает мне коммунистические времена, когда одного инженера можно было принять в партию, если перед этим будут приняты двое рабочих или колхозников, чтобы сохранять соотношение…

И. П.: Этот подход могут применять как партии, так и ассоциации. Важно сохранить управление за предприятиями, от чьего имени выступает ассоциация, исключить возможность перехода инициативы к другим группам предприятий. Все это должно быть учтено в уставе ассоциации.

— Итак, господа, вы, представители сервисного бизнеса, выступили инициаторами создания ассоциации производителей и на данный момент являетесь «движком» всех связанных с этим процессов. Что будет дальше? А вдруг те или иные решения будущего аппарата пойдут вразрез с вашими интересами?

Б. Р.: Как живет дистрибьюторская или сервисная компания? Наш бизнес растет вместе с ростом бизнеса наших клиентов, производителей электроники. Чем они становятся крупнее, тем больше и наш бизнес. В этом состоит мой интерес, как и интерес моих друзей-конкурентов.

Почему я вошел в оргкомитет? Почему взялся за это дело? По моим наблюдениям, многие российские производители электроники в значительной степени исчерпали возможности индивидуального роста. Для них очень важно поменять среду, в которой они работают. Скажем, одно дело, если я обладаю определенными ресурсами и знаниями, могу развивать свой бизнес, и совсем другое, если я вместе с другими производителями начинаю влиять на таможенные пошлины, на процесс подготовки инженеров, на упрощение бюрократических процедур и другие процессы, влиять на которые в одиночку я никак не могу. Объединившись, это можно сделать. Это дополнительный ресурс развития электроники.

Если честно, нам бы хотелось поскорее передать кому-нибудь организационное лидерство как эстафету. Чтобы закончились разговоры, что Рудяк преследует свои цели, участвуя в создании ассоциации. От этих подозрений никуда не деться, что бы я ни говорил, что бы ни делал. При этом чем меньше я буду давать оснований для таких подозрений, тем больше будут думать: «ну надо же, как тонко он там все замутил».

— Насколько часто ты сталкиваешься с подобной позицией?

Б. Р.: Большинство вопросов, которые мне задают, вызывают подозрения. Это вполне нормально, я понимаю, что любое новое событие люди оценивают с позиций «не было бы хуже», «а в чем угроза?». Так было и на конференции: в начале нужно было развеять подозрения, и лишь потом могла начаться конструктивная работа. Поэтому было бы идеальным, если бы через какое-то время, причем чем раньше, тем лучше, была организована какая-то ячейка инициативных людей, представляющих именно производителей электроники, которая приняла бы эстафету и дальше от своего имени делала то, что считает правильным.

— А вы будете только выигрывать с развитием рынка?

Б. Р.: Абсолютно точно. Все сервисные компании выиграют, если рынок будет развиваться.

— Появление эффективной ассоциации производителей электроники может стать примером для дистрибьюторов ЭК, которые на протяжении многих лет не могут толком объединиться для решения своих задач.

Б. Р.: Мне кажется, что с появлением эффективной, сильной ассоциации производителей электронной аппаратуры могут активизироваться нишевые объединения. Более того, я полагаю, что некоторые такие объединения смогут войти в состав ассоциации производителей электронной аппаратуры. Возможно, сервисным организациям даже лучше входить в ассоциацию производителей электроники в качестве коллективных членов, а не индивидуальным порядком. Вот, например, появляется ассоциация производителей печатных плат, и пусть входит как коллективный член, то же и с дистрибьюторами электронных компонентов.

— За время нашей беседы возникло уже несколько идей насчет членства в ассоциации. Предлагаю оставить решение этой задачи учредительному собранию. У меня последний вопрос: когда, по вашим оценкам, ассоциация будет зарегистрирована и начнет работать?

И. П.: Это должно произойти в первой половине 2007 года. Все будет зависеть от активности и эффективности работы исполнительного комитета.

— Сколько человек в него входит?

И. П.: Двадцать человек — это представители восемнадцати компаний. В ближайшее время пройдет собрание исполнительного комитета. Такие собрания будут проводиться регулярно.

Б. Р.: Мы будем толкать процесс, пока ассоциация не начнет жить и развиваться, пока не будет пройдена точка невозврата.

И. П.: У меня еще одно добавление. В исполнительный комитет вошли люди, участвовавшие в заключительной части конференции. Если есть еще желающие войти в исполнительный комитет, мы будем рады, так как нагрузка на всех, кто сейчас участвует в этом процессе, очень велика.

Что ж, господа, благодарю вас за интересную беседу. В канун Нового года хочу пожелать вам успеха в реализации задуманного. А вместе с вами и всем нам, всем тем, кто связывает себя с российской электроникой. Хочется верить, что ваши идеи обернутся на общую пользу. Журнал «Компоненты и технологии» продолжит следить за ходом событий вокруг формирования ассоциации, и я надеюсь, что наши встречи и беседы с активными участниками этого процесса в будущем году станут регулярными.

Вадим Лысов, заместитель генерального директора по коммерческим вопросам ООО «ФАСТВЕЛ» (контрактное производство под маркой «ФАСТЕКО»)

На конференции «Развитие российской электроники» наиболее оптимистичным и близким «по духу» компании «ФАСТВЕЛ» стал прозвучавший в одном из выступлений термин «нишевая электроника». Точного определения не существует. Однако можно идти от отрицания, методом скульптора, отсекающего лишнее. В понятие «нишевой электроники», например, не входят «миллионные» партии однотипных изделий, переходящих из года в год, или «упрощенка», которую можно монтировать практически везде силами персонала любой квалификации.

К изделиям «нишевой электроники» следует отнести те, в которых стоимость интеллектуального вклада превышает цену компонентов и работ, их повторение либо невозможно, либо сравнимо по стоимости с новой разработкой. И не столь важна в этом случае «тиражность» — замечательные проекты в 2006 году касались выпуска четырех сложнейших блоков для РАО РЖД, десятка узлов для заказчика, работающего на «силовое ведомство», полутора сотен модулей для атомной энергетики и десятков тысяч специальных коммуникационных процессоров, предназначенных для реализации гражданской Президентской программы.

«ФАСТВЕЛ» со своим собственным набором разработанных и выпускаемых изделий практически полностью укладывается в данное определение. Анализ без малого тысячи проведенных в 2006 году заказов в рамках бизнес-направления «контрактная сборка» под маркой «ФАСТЕКО» показал, что более 50% сторонних заказов входят в эту же группу! Показательно, что среди десятков успешных проектов, по которым в конце года заключены договоры на продолжение работ в следующем году, 100% точно относятся к группе «нишевых»! Возьму на себя смелость обобщить: в разряде «интеллектуального производства» равных российским разработчикам и производителям электроники немного, конкуренция существует, но она тоже интеллектуальна (и разработки, и их воплощение), потому и появление достойных противников — событие, а не рядовой «процесс»!

На вопрос: «Нужна ли «нишевым» производителям, работающим в узком сегменте рынка, ассоциация?», — можно дать один ответ: «Нужна!». Но не как «нишевым», а как нормальным, обычным производителям электроники. Первая же встреча показала удивительные (для наших «коммерческих времен») солидарность, уважение друг к другу, понимание общих интересов и даже подходы к решению проблем среди участников. Представительство «нишевых» среди них приблизительно соответствовало общей для отрасли картине.

Общие интересы у нас уже есть, просто не всегда есть время и силы это осознать. Лоббирование интересов отдельно взятой компании — вещь заманчивая, но, кажется, такая политика не имеет серьезного будущего. Вернее, это «приправа», придающая дополнительный «вкус», но само блюдо — это общее отношение в стране к отечественному производителю. Какие-либо чрезвычайные преференции не требуются, достаточно общей стабильности и долгосрочной ориентации на силы отечественных разработчиков и производителей. Несмотря на простоту сказанного, воплощение подобной программы потребует от государственных структур профессионализма не только в «искусстве управления», но и в электронике. Кстати, независимая ассоциация в данном случае могла бы проводить экспертные работы в интересах государственных органов.

Лариса Биленко, генеральный директор ООО «МакроТим»

Если цели и задачи у людей общие, то объединяться нужно! При этом если все «не против», и никого «за», то реализовать идею невозможно. В данном случае есть некая группа, которая активно «за». С точки зрения этой группы, мероприятие удалось на 100%. Возникает вопрос: что важнее — структура или встречи?

Допускаю, что если в результате конференции образуется некая структура, то это очень хорошо. Я тоже выступаю за объединение. Весь вопрос — в выборе объединяющих целей. Мне не нравятся те, что сейчас обозначены для будущей ассоциации. Все, что было провозглашено на конференции, — это общие слова. Кто против улучшения качества технического образования? Никто не против! Кто против упрощения таможенных процедур? Никто! Обозначенные цели не могут стать в будущем реальными целями действующей структуры. Пока все они слишком размазаны, против них ничего нельзя возразить, но когда некая структура начнет конкретно работать в каком-то определенном направлении, все может развалиться. Так как конкретные цели могут стать целью очень узкой группы людей, выступающих от лица широкой структуры. Очень часто через какое-то время после учредительного собрания аппарат отдаляется от членов ассоциации и начинает работать на себя.

Назира Шандиева, советник отдела развития механизмов ЧГП Департамента стратегии социально-экономических реформ Министерства экономического развития и торговли РФ

В последнее время на уровне отдельных министерств и ведомств Правительства РФ разрабатываются различные механизмы государственной поддержки высокотехнологичной отрасли. Имеются новые достаточно интересные программы, которые вполне доступны для рядовых малых предприятий, занятых разработкой и производством электроники.

В настоящее время создано несколько институтов, среди которых можно отметить Российскую венчурную компанию (ОАО РВК) — глобальный проект, созданный по образцу израильского «Йозма». Данная компания будет финансировать инновационные высокотехнологичные предприятия. Причем в уставе этой компании четко обозначено, что финансироваться будут инновационные предприятия, деятельность которых соответствует перечню приоритетных технологий, утвержденному Президентом 21 мая 2006 года. Ряд направлений в области электроники входит в этот перечень.

Методика работы РВК будет следующей: в начале 2007 года на конкурсной основе будут отобраны управляющие компании, которые сформируют венчурные фонды. Доля государства в РВК составляет не более 49%, а 51% должен быть представлен бизнесом. Таким образом, управляющая компания должна заранее знать, кто со стороны бизнеса будет представлять этот проект. Мы передаем управление частным инвесторам, при этом ограничиваем свою доходность в рамках 1/2 ставки ЦБ (около 3% годовых). Это делается, чтобы частный инвестор был более заинтересован в получении прибыли и обеспечивал большую доходность венчурных фондов. Итак, каждая перспективная разработка будет доводиться до большей коммерциализации. Каждая из предлагаемых идей должна быть утверждена советом директоров ОАО РВК, после чего будет выделено от 600 тыс. до 1,5 млрд рублей на каждый из венчурных фондов. После утверждения проектов государство уже никоим образом не вмешивается в управление венчурными фондами.

РВК получает на реализацию своих целей в 2006 году 5 млрд рублей, в 2007 — 10 млрд. По нашим прогнозам, такая деятельность приведет к образованию порядка двухсот новых малых инновационных высокотехнологичных предприятий, а это, в свою очередь, косвенно простимулирует появление еще до 1000 предприятий.

— По какому принципу будут отбираться управляющие компании?

— В настоящее время разрабатывается перечень требований к участникам конкурса. В частности, у них уже должен быть опыт работы на рынке инновационных технологий, инвестиционная стратегия должна соответствовать нашим требованиям. Все требования к участникам конкурса будут доступны на сайте МЭРТ.

— Удастся ли набрать достаточное количество управляющих компаний, отвечающих таким требованиям?

— На данный момент к материалам по конкурсной процедуре проявили интерес очень многие, в том числе и лидирующие в своей области управляющие компании.

— Сколько венчурных фондов создаст одна управляющая компания?

— Одна управляющая компания создаст только один фонд. На местах должно быть создано от 8 до 12 венчурных фондов, в которые смогут обращаться разработчики электроники со своими проектами. Мы не можем быть уверены, что в 2007 году будет создано такое количество венчурных фондов, так как формирование портфеля проектов процесс небыстрый и непростой. Это проект на два-три года.

— Как будут отбираться проекты?

— Компании-кандидаты должны заниматься практической инновационной деятельностью. Другие виды деятельности не будут финансироваться в рамках РВК. Есть четкий перечень требований к проектам, на основании которого будет производиться серьезная экспертиза каждой заявки.

При этом министерство не будет напрямую работать с венчурными фондами. В каждом из этих фондов будет свое положение об условиях, на которых они финансируют проекты.

Управляющая компания будет посреднической организацией между государством и разработчиком, она будет оказывать не только финансовую поддержку, но и консультационную помощь, а также помощь в продвижении проектов на рынке. Она будет выводить разработку на рынок с нуля. Мы считаем, что государственное регулирование всех этих процессов не будет перспективным — рынок должен сам себя регулировать. Министерство же входит сюда лишь как инициатор и инвестирующая сторона.

— Какие меры принимаются по защите от коррупции?

Все виды ответственности в случаях, когда с проблемами могут столкнуться разработчики, обращающиеся в венчурный фонд, регулируются законодательством об инвестиционных фондах. Вопросы ответственности управляющей компании также регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации. На сегодняшний день в рамках действующего российского законодательства достаточно механизмов (как минимум четыре) для урегулирования спорных моментов между разработчиком и венчурным фондом или же управляющей компанией.

— Какие еще шаги по развитию высокотехнологичного бизнеса делает государство?

— Создан Инвестиционный фонд РФ, который может использоваться в том числе для инновационного строительства. Однако стоимость проекта участника должна превышать 5 млрд руб. К тому же не менее 25% должно быть оплачено частным участием. Полагаю, далеко не все проекты в области электроники смогут вписаться в эту программу. Сюда будут привлекаться масштабные проекты, имеющие общегосударственное значение.

Еще один механизм поддержки создан на базе Министерства информационных технологий и связи — это Российский инвестиционный фонд информационно-коммуникационных технологий (РИФИКТ), который создавался одновременно с РВК. Стартовый капитал РИФИКТ — 3 млрд рублей. Этот фонд имеет общественный наблюдательный совет и внешнюю управляющую компанию. В отличие от РВК, в этом фонде доля государства превышает 51%. РИФИКТ осуществляет прямые инвестиции в информационно-коммуникационные технологии. Размер инвестиций составляет до 100 млн рублей.

Кроме того, сейчас идет активная разработка и создание региональных венчурных фондов, деятельность которых также будет ориентирована на развитие HiTech-области. Совместно с региональными властями создается порядка десяти аналогичных фондов в таких регионах, как Москва, Татарстан, Пермь, Томск, Красноярск и т. д. Непосредственно в эти фонды смогут обращаться представители региональных компаний.

— РИФИКТ — это уже не ваш проект?

— Этот вопрос касался нас лишь отчасти — постольку, поскольку оба направления (РВК и РИФИКТ) разрабатывались одновременно. Была идея создать единый фонд, объединив два этих проекта в один мощный государственный механизм. Но решили оставить все же два проекта — один более глобальный, с огромным перечнем технологий, и другой — узкоспециализированный, нацеленный на инновационную продукцию.

— Как эти проекты взаимодействуют между собой?

— В совете директоров РИФИКТ представлены специалисты из нашего министерства. Идет постоянная взаимосвязь, обмен опытом.

Параллельно идет создание на территории страны нескольких технопарков, при которых планируется открыть бизнес-инкубаторы и центры трансфера технологий.

— Какова функция бизнес-инкубаторов?

— Бизнес-инкубаторы — это центры для начинающих HiTech-компаний. Государство будет всячески содействовать развитию их бизнеса, предоставив, в частности, площади в технопарках на бесплатной основе или по себестоимости. Малым инновационным предприятиям будет оказана всесторонняя помощь — от идеи до тиражирования там же, в технопарке. Инкубатор в данном случае служит для размножения идей, появления и реализации новых проектов. Стартовая поддержка государства будет, скорее всего, бесплатна, и отдача ожидается в совершенно других формах. Сейчас проводится определенная конкурсная процедура на создание технопарков в субъектах РФ.

— Где ориентировочно они будут располагаться?

— В ряде регионов, в частности в Зеленограде и Тюмени, запущены пилотные проекты технопарков. Государство должно увидеть, как эта идея приживется в российских условиях. Проблем тут немало, и на данном этапе, в первую очередь, ведется подготовка проектной и нормативной документации. Тем не менее принята программа, направленная на создание инфраструктуры будущих технопарков. И каждый год для реализации этой программы будут выделяться определенные суммы.

Будущие технопарки — места сосредоточения науки, техники и образования.

Активно сейчас разрабатывается идея трансфера технологий, основной задачей которых является коммерциализация разработок, создаваемых в научных организациях и вузах. Эти центры должны иметь выход на источники научных разработок, соответствующий кадровый потенциал, а также на промышленные предприятия — потенциальных пользователей разработок научного сектора. Вуз или научно-исследовательская организация дают теоретическую проработку, а предприятия реализуют идею. Ряд бизнес+инкубаторов уже создается на территории России.

— Как попасть в бизнес-инкубатор?

Пока разработана только программа по созданию в РФ технопарков в сфере высоких технологий с жесткими ограничениями. В рамках реализации программы будет проработана организационно-правовая база. Нормативное регулирование, то есть как туда попасть, кому и на какой основе будут предоставляться условия господдержки, что для этого надо сделать, какой перечень документов представить и куда обращаться — все эти вопросы решаются.

— Вы сказали об участии вузов в программе трансфера технологий. Рассматриваются ли на уровне Правительства меры по повышению уровня и престижа технического образования?

Государство сегодня активно занимается разработкой соответствующих образовательных программ в области инновационных технологий. На данный момент разрабатывается определенный комплекс мер для повышения уровня и авторитетности такого образования. Будут создаваться федеральные региональные объединения работодателей по формированию государственного комплекса мероприятий по развитию образования.

— Один из факторов, осложняющих развитие рынка высокотехнологичного производства в России,— это проблемы импорта и экспорта комплектующих и конечного оборудования. Будут ли делаться шаги для решения этих вопросов?

— В ближайшее время будут созданы региональные федеральные советы по оказанию консультационных услуг в сфере импорта и экспорта высокотехнологичной продукции. Кроме того, на уровне Правительства выдвигается идея создания специализированного агентства по поддержке технологического экспорта, которое будет оказывать как материальную, так и информационно-консультационную поддержку.

— Рассматриваются ли сейчас на уровне Правительства вопросы по снижению таможенных пошлин для экспорта электронной техники, производимой в России?

— Этот вопрос сейчас также прорабатывается. Окончательного решения не принято. Однако в ближайшие сроки будет принят комплекс мер по поддержке экспорта и импорта высокотехнологичной продукции.

— Рынок может участвовать в этом процессе?

— Рынок активно может участвовать в этом процессе — направлять свои предложения, пожелания и замечания по всем вопросам, связанным с экспортом и импортом высокотехнологичной или иной инновационной продукции.

— Как целесообразнее обращаться в МЭРТ? Консолидированно, например от лица ассоциации, или же это могут делать обычные юридические лица?

Можно выступить с предложениями от имени ассоциации, потому что в настоящее время МЭРТ активно работает с отраслевыми объединениями. Но можно выдвигать свои пожелания и замечания в частном порядке. Предложения по мере возможности будут учитываться.

Скачать статью в формате PDF  Скачать статью Компоненты и технологии PDF

 


Сообщить об ошибке