Подписка на новости

Опрос

Нужны ли комментарии к статьям? Комментировали бы вы?

Реклама

 

2004 №6

Доктор, излечись сам! Выставки в России

Муромцева Светлана


В работе, ориентированной на людей, есть только один ключ к успеху — доверие.

Передо мной лежит план одной из выставок. До ее открытия еще почти год, а этот документ уже напоминает собой скорее план военных действий, чем приличную деловую бумагу — до того он истрепан и разрисован со всех сторон цветными фломастерами. Если откажут в очередной раз, придется уже втыкать флажки, как на карте боевых операций. Третий раз за две недели мы пристально вглядываемся в этот план, анализируем все «за» и «против» и выбираем себе место расположения стенда для предстоящего участия. И каждый раз, поначалу согласившись с нашим выбором, организаторы впоследствии почему-то отказывают, предлагая другое место. «Другое место» напоминает длинную норку с узким входом. Мы понимаем, что наши микросхемы, а может, и нас самих в этой норке никто не увидит. Нам не нравится выставляться в норке, и мы в очередной раз ищем компромиссное решение. Отказы организаторов выставки предоставить нам удобное место в центре зала (ведь все равно там пока пусто!) вселяют в нас глубокие комплексы. Мы понимаем, что для хороших мест умный организатор ждет кого-то более достойного, а мы — не совсем достойные, выходит. И это обидно. Мы хотим равноправия.

За десять лет работы с различными выставочными компаниями накопилось не только много полезного опыта, но и самых различных впечатлений и переживаний, положительных и отрицательных. Впрочем, положа руку на сердце, признаю, что положительных гораздо больше; однако и отрицательных — предостаточно. Пока я думала, как бы поделикатнее написать о проблемах, вызывающих эти самые отрицательные впечатления, мне как нельзя кстати пришло электронное письмо от моей германской коллеги и давней приятельницы: рассказ об участии в одной из российских выставок.

Вот, собственно, рассказ от первого лица, то есть весьма привлекательного лица Елены Шлейзенер:— это очень тяжело. Фирма занимается сложным техническим оборудованием: производство компрессоров различного назначения, электроника к тем же компрессорам и прочее разное. Не будем вдаваться в технические тонкости — речь пойдет о выставках.

Когда выставка проходит в Германии, Франции, США, вопросов практически не бывает: выбрал место, заказал, оплатил, приехал, отработал. Что заказал, то и получил. Но когда выставка проводится в России, а точнее, в Москве, это явление можно сравнить разве что со стихийным бедствием. Расскажу об участии в последней выставке.

Долго выбирали на плане место. Экспонируемое оборудование достаточно объемное. Для его демонстрации выбрали 40 м2 в центре зала — как раз то, что надо. Заключили договор с дизайнерской фирмой на художественное оформление стенда. Через неделю организаторы звонят из Москвы и настаивают на том, что мы должны занять место площадью не 40 м2, о которых уже договорились, а 45 м2 (!?). Что-то, дескать, случилось с соседним стендом, кто-то что-то переиграл, опоздал, не успел, не оплатил, отказался. В результате этих чужих проблем и перемещений мы должны брать 45 м2«... если хотите остаться на ЭТОМ месте». То есть в центре выставочного комплекса. «Не хотите 45 м2? 40 м2 мы можем предоставить Вам в любом темном углу». Примерно так это звучало в телефонном объяснении. Напомню на всякий случай, что как зарубежная фирма мы платим $500 за каждый квадратный метр. Отказываться от центра экспозиции не хотелось, и мы согласились на предложенный вариант. Конечно, тут же пришлось переделывать договор с оформителями, которые пошли нам навстречу, и даже не взяли дополнительной платы за изменение проекта выставочного стенда. Это были немецкие оформители.

О том, как заказывали рекламные материалы, сувениры, оформляли проезд и провоз оборудования рассказывать не буду, чтобы не отнимать время. Все было как обычно, ибо все, что возможно, делалось в Германии.

Приехав в Москву, немедленно стали монтировать стенд. И тут нас постигла страшная неприятность: стенд не хотел становиться на свое место. То есть он просто не влезал в предоставленные нам 45 м2. Это притом, что точные и пунктуальные немецкие изготовители сделали стенд строго нужного размера, то есть — до миллиметра. В Германии мы его, разумеется, проверяли и перемеривали неоднократно. С выделенного нам места стенд совершенно неприлично выпирал во все стороны и не желал становиться ни в какую. Тут уже трудолюбивые и дисциплинированные немцы, забыв о нордическом характере, забегали и заорали изо всех сил, пытаясь через переводчика согласовать с организаторами выставки столь ужасное несоответствие геометрических размеров стенда и данной площади. Оказалось, что реальной площади было выделено почему-то немного меньше. Всего-то, на пару-тройку квадратных метров. Заняв чуть места в проходе и ужав на ходу весьма жесткую конструкцию, с трудом смонтировали стенд.

В комнатке для переговоров были заказаны холодильник и водопровод, а попросту говоря, раковина со сливом. Слава Богу, все эти удобства имелись в наличии. Воду пообещали дать на следующий день. С легкой душой привезенные из Германии угощения были загружены в холодильник, с напольного покрытия были содраны последние куски пленки, и все довольные и почти умиротворенные поехали в отель готовиться к завтрашнему торжественному открытию выставки. Открытие было действительно торжественным, если не сказать более — грандиозным. Но не для нас. Открыв дверцу холодильника, мы были неприятно удивлены запахом, или уже вонью, идущей оттуда. Оказалось, что просто-напросто не подключено электричество. И вообще — на ночь его положено отключать. Предприняв героическую попытку спасти хоть какие-то фрукты, вывалила их в раковину и попыталась вымыть. Но вода (которую, как и обещали, включили!) хлынула бурным потоком на мои трехсотдолларовые туфли, специально купленные к участию в этой выставке. Заглянув под раковину, не обнаружила там никакой канализационной трубы — ее не было! Ее даже и не подвели! Так, стоя в огромной луже, в самом центре международной выставки, я и закончу свой рассказ».

Прочитав письмо Елены, я сильно удивилась. Удивилась тому, что с дорогими дале-козарубежными гостями, оказывается, обходятся иной раз точно так же, как и с нами, провинциалами. В советские времена дорогих немецких гостей, да еще за их же немалые деньги, пожалуй, отряд пионеров в галстуках, с горнами и барабанами встречал бы уже на вокзале. Хлебом-солью — перед выставочным центром. Цыганами-медведями — у гостиницы.

Выставка — один из лучших видов рекламы. В этом я убеждена абсолютно твердо. Выставочная компания объявляет о том, что собирается проводить выставку определенной тематики. Нам эта тематика подходит. Мы платим деньги за то, чтобы получить возможность рекламировать свою фирму, продукцию. Выставочная компания силами своих, не побоюсь этого слова, профессионалов высокого класса предоставляет нам рекламные услуги. Реклама — прибыльное дело, но и затраты на рекламные услуги стоят недешево. Телевизионная реклама, к примеру, стоит от $100 за минуту до 1500 тех же условных единиц, в зависимости от канала трансляции (я говорю о наших, белорусских ценах). А ведь выставка рекламирует себя не раз и не два в неделю. Аренду помещений, услуги строителей, художников, городскую рекламу: «растяжки», щиты и многое другое — берет на себя выставочная компания, организовывая ту или иную выставку.

В последнее время появилось много публикаций о том, как красиво оформить стенд, какие цвета и материалы для этой цели выбрать, кому и когда разослать приглашения, во что одеть персонал, чем и где угощать VIP-персону. Это все очень важно. Но в настоящее время есть много фирм: рекламных, оформительских, издательских и прочих, где работают хорошие специалисты, к которым надо всего лишь вовремя обратиться. Все сделают в лучшем виде, и обойдется дешевле, чем картонный домик, заботливо склеенный руками местного PR-менеджера, и все равно, в итоге его стараний сильно напоминающий складной алтарь фельдкурата Отто Каца. Об этом рассуждать не буду, это — огромная самостоятельная область деятельности. В качестве маленького примера приведу лишь недоумение известного французского дизайнера, проводившего в нашей республике семинары для оформителей. Он очень удивлялся тому, что наши выставочные стенды столь пристрастны к синему цвету. «У нас во Франции, как и во всем мире, — сказал он, — синий цвет используют в основном авиа- и почтовые компании». За этим последовала интересная и содержательная лекция минут на тридцать только об одном синем цвете.

Единственное, что можно посоветовать при оформлении стенда — чтобы внешний антураж как-то соответствовал содержанию. Ибо всем давно известно, что в самых красивых и стильных холщовых мешочках, как правило, попадаются самые невкусные пельмени.

Первый мой совет участникам выставок прост: всю оформительскую работу постараться максимально возложить на плечи профессионалов.

Второй совет еще проще: участвовать в тех выставках, которые хорошо рекламируют прежде всего сами себя, не жалея на это ни трудов, ни средств. «Врач, прежде чем лечить больного, излечись сам!» — один из основных постулатов медицины. Точно так же можно сказать и о выставочных компаниях: «Прежде чем оказать нам рекламные услуги, сделайте рекламу себе!»

В связи с вышесказанным, немного о выставочных компаниях, которые удивили.

Мне нравится работа нашей, белорусской выставочной компании «Т&С», ежегодно проводящей весеннюю «ТИБО» и осеннюю «Энергетику». Надо быть абсолютно слепым и одновременно глухим человеком, чтобы не заметить яркой, повсеместно присутствующей городской рекламы и не услышать буквально ежечасной радио- и телерекламы. Причем рекламная кампания начинается задолго до начала выставки. И каждый год при проведении вышеупомянутых выставок вас ожидает что-то приятно-новое: в этом году над городом летал вертолет с огромным флагом «ТИБО». Менеджеры «Т&С» рассказали мне, чего им стоило заказать этот вертолет, получить все соответствующие разрешения, художественно его оформить и пр. Но как приятно было видеть яркий вертолет над городом, да и очередь желающих попасть на «ТИБО» тянулась почти до оперного театра. Еще отмечу, что эта самая большая выставка нашла место для наших (чего уж там скрывать) совершенно небогатых заводов, которые были представлены практически все, на удобном центральном месте. Конечно, это место организаторы могли продать гораздо дороже богатому зарубежному клиенту. Но они решили поступить так, — за что я их очень уважаю. Пусть останется их тайной, как удалось собрать этот минпромовский стенд: с большими скидками или вовсе бесплатно.

Не удержусь еще от одного примера неординарно хорошей работы выставочных организаторов — на сей раз «Примэкспо». Пригласительные билеты на московскую выставку «ЭкспоЭлектроника» можно было абсолютно бесплатно и в любом количестве взять на проходившей в Минске месяцем ранее «Автоматизации. Электронике» на стендах журналов «Компоненты и технологии» и «Радиорынок». И не удивительно, что в Москве, в спорткомплексе «Олимпийский» мне встретилось гораздо больше наших белорусских специалистов-электронщиков, чем иной раз на белорусских выставках.

Выставка — это праздник. Очень хочется, чтобы выставка была праздником не только для посетителей, но и для участников, и даже для организаторов. Выставка — это общение. Вспомним, что давным-давно Антуан де Сент-Экзюпери определил человеческое общение как «единственную известную ему роскошь». И вполне реально одаривать друг друга этой роскошью, чтобы в наших сердцах после выставки оставались не только серые строчки выставочных каталогов.

Скачать статью в формате PDF  Скачать статью Компоненты и технологии PDF

 


Сообщить об ошибке