Подписка на новости

Опрос

Нужны ли комментарии к статьям? Комментировали бы вы?

Реклама

 

2004 №4

Компания Прист: период накопления опыта

Соснина Анна


Название «ПриСТ» сегодня хорошо известнона отечественном рынке средств измерений,и не задумываешься над тем, как долго компания существует, потому что кажется, что уже очень давно тебе знакомо это имя. И вдруг выясняется, что компания отмечает только свой первый по-настоящему круглыйюбилей — 10 лет, да еще и в знаменательный для всейстраны день — 12 апреля, День космонавтики.На наши вопросы ответил директор фирмы «ПриСТ» Александр Анатольевич Дедюхин.

— Пожалуйста, несколько слов об истории компании. С чего начинался бизнес?

— Наша компания официально образована 12 апреля 1994 года, в День космонавтики. Бизнес начинался, как популярно было говорить раньше в советские годы, с группы энтузиастов. Компания начиналась, собственно, с двух человек, с меня и Дмитрия Николаевича Мурашова. Вот мы и есть те самые два энтузиаста, которые решили организовать компанию, целью которой будет продажа средств измерения (СИ). Ради этого я оставил вполне перспективную службу в спецорганах, а Дмитрий Николаевич — аспирантуру.

Развитие компании началось задолго до официальной регистрации. Мы прошли несколько стадий. На этапе первоначального накопления капитала приходилось зимой и летом торговать приборами на рынках. Тушинский, потом и Митинский рынок — это наши отправные точки, как и для большинства компаний, начавших работать с 1991 года. В 1993 году у нас появился магазин на Бауманской. В 1995 году мы отказались от торговли на рынке и от магазина, и занялись оптовой продажей приборов. И то, что мы считаем датой официального рождения 12 апреля 1994 года, не означает, что мы выскочили как черт из табакерки. Первоначально был период накопления не только капитала, но и опыта. Тогда у нас не было таких крупных партнеров, как сейчас, но в то же время мы работали с государственными предприятиями и иногородними дистрибьюторами. Большинство партнеров, с которыми мы поддерживаем отношения сегодня, — связи как раз с тех времен.

— Откуда возникло название фирмы «ПриСТ»?

— На заре отечественного бизнеса было популярно заниматься не одним направлением. Наша компания тоже пыталась как-то поддержать многопрофильность, и вторым вектором нашей деятельности в то время стало спутниковое телевидение. Отсюда и название. «ПриСТ» расшифровывалось как «Приборы и Спутниковое Телевидение». Трудно было развивать два серьезных направления, поэтому через некоторое время мы сосредоточили свои силы на продаже измерительных приборов. При перерегистрации следующей нашей компании название оставили для сохранения традиции, поскольку имя «ПриСТ» стало уже достаточно известным. Теперь наша компания называется «Приборы, Сервис, Торговля», что более конкретно определяет направление нашей деятельности, и имеет ту же аббревиатуру «ПриСТ». Мы торгуем измерительными приборами и обеспечиваем сервис.

— Ваша компания с самого начала своей деятельности осуществляла поставки импортных CM? Или вы какое-то время поставляли отечественные приборы?

— Естественно, 1991 год — это начало сферы свободного предпринимательства; в тот период отечественные предприятия-производители сдавали неликвиды, и практически 100% поставляемых тогда нами приборов — отечественная техника. Про импортные СИ тогда речи не шло. Более того, мы занимались экспортом отечественных СИ за границу: в Польшу, Чехию, Югославию, Болгарию. До 1995 года мы активно экспортировали приборы в больших количествах, причем это были поставки только нашей отечественной техники. Это был привлекательный товар для иностранных партнеров с точки зрения цены, а дизайн и технические характеристики были на высоком уровне для того времени.

— Это была конкурентоспособная продукция?

— Да, очень. Такие иностранные производители, как Tektronix и Agilent Technologies, тогда почти не присутствовали на отечественном рынке, потому что цены, которые предлагали наши заводы, были намного ниже. Очень многие европейские страны закупали именно нашу технику. И вооруженные силы зарубежных стран тоже.

До 1996 года мы продавали фактически на 100% только отечественную технику. Постепенно ситуация стала меняться, мы начали это ощущать уже в 1996 году. Было понятно, к сожалению, что в отечественной технике новых разработок нет, заводы закрываются, цены скачками ползут вверх, и та привлекательность бизнеса, которая была первоначально, начала пропадать. Мы уже тогда попытались найти зарубежных поставщиков, которые могли существовать на нашем рынке.

Мы не были первыми, так как существовали представительства компаний Wavetek, Rode & Schwartz, Agilent Technologies, Tektronix — достаточно много западных компаний выходило на отечественный рынок. Мы искали альтернативных поставщиков, которые предлагали бы технику, конкурентоспособную по цене и приемлемую для наших потребителей по качеству. Этим вопросом мы начали активно заниматься с начала 1998 года. Компании, которые существовали в этот момент на рынке СИ, прежде всего, ставили на фирмы, производившие дешевый товар. В 1996-1998 годах еще тяжело было конкурировать с ценой отечественных производителей и предложениями вторичного рынка.

Мы изначально сделали ставку не на дешевую импортную технику, а на качество. Естественно, наши взоры были обращены на Юго-Восточную Азию, где предлагали технику с достаточно хорошими дизайнерскими и техническими решениями. Но после изучения образцов и тщательной проработки документации мы начали работать с двумя компаниями, которые и сейчас остаются нашими основными партнерами. Эти компании очень хорошо известны на современном российском рынке — GOOD WILL instruments (или GW Instek) и APPA technology Corporation. Если в 1998-1999 годах все спрашивали, что это за фирмы, то теперь этих производителей знают по всей России и странам СНГ.

Наш выбор, как показало время, был правильным, потому что по соотношению «цена— качество» с этими производителями уже через год стало тяжело конкурировать другим тайваньским производителям. Такая продукция компании GOOD WILL, как аналоговые осциллографы и источники питания, занимает первое место не только на Тайване, но и в мире. АРРА удерживает первенство на Тайване по производству мультимет-ров и токоизмерительных клещей и занимает второе место в мире по объему поставляемой продукции.

—А не было проблем с переходом? Ведь цены на продукцию GOOD WILL и АРРА выше, чем на отечественные приборы.

— Естественно, проблемы были. Наш отечественный потребитель пугался некоторых вещей. Первое — это цена, но дешевле — не значит лучше. Мы избрали лозунг: компания «ПриСТ» не предлагает дешевые средства измерения, компания «ПриСТ» предлагает хорошие средства измерения по доступной цене. То есть мы заняли свободную нишу, так как в тот момент на отечественном рынке были либо дешевые, либо дорогие приборы, а мы предложили середину.

— Вы имеете в виду, что на тот момент никто такого не предлагал?

— Предлагали. Например, компания «ЭЛИКС», которая активно сотрудничала с компаниями PINTEK и ESCORT, тоже тайваньскими производителями; они раньше вышли на отечественный рынок, правда, на мировой арене считалось, что эти компании изготавливают более дешевую продукцию, чем GOOD WILL и APPA. Но мы сумели предложить цены ниже, чем существовавшие для РШТЕК'а и ESCORTS, что вызывало недоумение у наших поставщико— «Как вы можете предлагать более качественную технику по более низкой цене?» Но дело было сделано, и сейчас вряд ли вы сможете найти на российском рынке осциллографы с торговой маркой PINTEK в таком количестве, как 5 лет назад. На рынке СИ появился больший выбор, и он от этого только выиграл.

— Как со временем менялся стиль работы вашей компании?

— Менялся сильно. Когда мы начали работать, в том числе и с иностранными компаниями, то очень остро встал вопрос о сертификации продукции: понятно, что наши серьезные потребители не согласятся покупать технику, которая не сертифицирована по российским стандартам, какой бы уникальной и замечательной она ни была.

С 1999 года и по сей день мы вкладываем значительные суммы именно в сертификацию продукции. Первоначально была проведена сертификация продукции APPA и GOOD WILL. Позже были признаны результаты первичной поверки заводов, что стало весомым вкладом и в статистику Госстандарта, потому что на момент проведения этих работ в России было признано всего 80 компаний, из них 4 — наши партнеры, то есть процент достаточно весомый. Сейчас мы эту работу активно продолжаем, у нас есть порядка 230 сертификатов об утверждении типа СИ.

Второе изменение коснулось того, что мы находимся в постоянном поиске новых зарубежных партнеров, способных предложить нашему рынку СИ, аналогичные тем, что производились в СССР, и теперь не выпускаются. Круг наших партнеров очень широк, это уже упоминавшиеся GOOD WILL Instek и АРРА, LeCroy, SEW, CENTER, Motech, BEHA, Jung Jin, Mitech, Poundful, Fluke, ABM и многие другие.

— Продажу СИ компания «ПриСТ» осуществляет на основании государственной лицензии, выданной Российским центром испытаний и сертификации. Большая часть импортных приборов, которыми торгует «ПриСТ», прошла испытания с целью утверждения типа, внесена в Государственный реестр средств измерений и допущена к применению на территории Российской Федерации. Это очень важный момент, поскольку проведение сертификации — процесс сложный, долгий и затратный. Но, как я понимаю, это архиважный вопрос. Не секрет, что далеко не все компании, работающие на рынке продаж СИ, получают сертификаты. Как вы можете оценить данную ситуацию?

— Надо четко позиционировать, на каком рынке вы работаете. Российское законодательство в этом отношении достаточно стройное и логичное: есть список продукции, подлежащей обязательной сертификации. Есть два разных сертификата. Сертификат «ГОСТ Р» оформляется на продукцию, которая подлежит сертификации на основании постановления Госстандарта и Правительства РФ. Этот сертификат подтверждает безопасность использования, но он не подтверждает метрологические свойства прибора. Дальше наши законы говорят, что есть сфера действия метрологического контроля и надзора — это обеспечение обороны государства, торговые операции, здравоохранение, поставка продукции по государственным контрактам и т. д. В этих случаях, как установлено законом, должны использоваться только СИ, прошедшие процедуру сертификации для целей утверждения типа. То есть прибор, включенный в Государственный реестр СИ. Но если вы покупаете мультиметр для того, чтобы измерить напряжение дома в розетке, зачем вам сертификат утверждения типа? Все зависит от круга клиентов. Если ваш клиент «большой и серьезный», то он чаще всего находится в сфере действия метрологического контроля и надзора, и, соответственно, не будет использовать СИ, не имеющие сертификата утверждения типа.

Компании, которые предлагают приборы, не имеющие сертификата утверждения типа, вероятно, не работают с подобными заказчиками, и такие приборы не используются в сфере деятельности государственного метрологического контроля и надзора. Потребители такой продукции — частные радиомастерские, радиолюбители и т. д.

Предлагая сертифицированные СИ, мы предоставляем государственную гарантию, что прибор обеспечивает метрологические параметры и те погрешности, которые декларированы производителем и имеют метрологическое обеспечение в России.

Но несертифицированный прибор — не значит некачественный. Например, большинство приборов Fluke не сертифицировано в России, но это не значит, что Fluke делает плохие приборы. Основой является сфера использования, и здесь наш закон не разделяет безродного производителя из Китая или производителя c мировым именем из США. Если китайский производитель свои приборы сертифицировал, их будут использовать, а имя в данном случае значения не имеет. То же самое и в отношении отечественных производителей, которые сейчас в большинстве своем не спешат сертифицировать СИ.

— Они тоже обязаны это делать?

— Обязаны, если эти СИ предполагается использовать в сфере действия метрологического контроля и надзора. Закон не разделяет отечественных и импортных производителей — отношение ко всем одинаковое, и это правильно. Но сертифицированные СИ обычно стоят дороже, чего тут греха таить.

Предлагаемая нами продукция сертифицирована на 97%, оставшиеся 3% — это приборы, которые находятся в процессе сертификации или не нуждаются в ней. Также некоторые приборы мы не рассматриваем как перспективные для сертификации и широкого использования в России.

Продукция APPA сертифицируется полностью — это мультиметры и токовые клещи. В номенклатурном ряду GOOD WILL сертифицируются не все продукты, например, мы не сертифицируем измерители параметров интегральных микросхем.

Сертификацией отечественной продукции мы не занимаемся вообще, считая, что это обязанность самих производителей.

—А вы вообще торгуете в настоящее время отечественными СИ? Вы можете оценить нынешнюю ситуацию с российскими производителями СИ?

— Да, естественно, помимо тех зарубежных производителей, о которых мы говорили, мы являемся официальными представителями Брянского завода «Электроаппарат», Минского НИИ приборостроения (МНИ-ПИ), Минского приборостроительного завода «Белвар». Поскольку эти предприятия находятся на территории России и стран СНГ, они занимаются сертификацией своей продукции самостоятельно.

В нашем обороте отечественные СИ занимают порядка 15%, что достаточно весомо. Спрос есть, ведь наши производители предлагают технику, которая на Западе либо не производится, либо действительно стоит очень дорого. Также существует много нормативных документов, которыми определяется применение только отечественных СИ. Например, силовые структуры к импортной технике относятся достаточно осторожно, и для них в основном поставляется отечественная продукция.

Рынок отечественных СИ достаточно специфический и имеет много нюансов — многие предприятия выпускают СИ разработки еще 80-х годов; цены иногда просто заоблачные по сравнению с импортными аналогами; практически вся техника, которую производили на территории Украины, начиная с 1998 года, когда был введен в действие закон «Об обеспечении единства измерений», автоматически потеряла право находиться в Государственном реестре, а это 90% украинских СИ. Это, естественно, не касается приборов выпуска 1991-1992 года. Но на дворе 2004 год, прибору выпуска 1991 года уже исполняется 13 лет — он морально и физически устарел. Конечно, есть много любителей подобных СИ — запретить их использовать нельзя, но нормативно-техническая документация определяет срок службы прибора от 10 до 15 лет.

— Ваша компания на рынке позиционируется именно как поставщик СИ производителей из Юго-Восточной Азии, и возникает набивший оскомину вопрос о соотношении «цена — качество». Кстати, вы сами неоднократно писали статьи на эту тему, в том числе и в нашем журнале (см. статью «Китайское качество» и вопросы сертификации», № 8'2002 — прим. ред.). Удалось вам сломать стереотип о сомнительном качестве продукции азиатских производителей на рынке потребителей СИ?

— Я не могу сказать, что «ПриСТ» — поставщик СИ только из Юго-Восточной Азии. У нас хорошие деловые связи с компаниями из Италии и Германии. Мы начинали со стран Юго-Восточной Азии, но у нас очень много партнеров и в США, и в Европе, и даже в ЮАР.

Вопрос качества продукции азиатских производителей неоднократно затрагивался в публикациях.

Поскольку импортные приборы составляют основную долю в объеме продаж «ПриСТ», мы сейчас развиваем и поддерживаем программы по работе с производителями, способными обеспечить производство современных надежных, сбалансированных по цене СИ. Сейчас большинство производителей идет на дополнительные затраты, связанные с удовлетворением просьбы о русификации наиболее сложных СИ: анализаторы спектра, цифровые осциллографы, функциональные генераторы. Имеется в виду не только русификация передних панелей и кнопок, но и экранной графики.

— Вы сами решаете, какие приборы будете русифицировать?

— Да, естественно, исходя из объемов продаж. Производитель идет на дополнительные затраты только, если речь идет о партии приборов.

— Что является поводом для русификации?

— Технологическая сложность устройства и его популярность на рынке. Заметьте, для клиента это все бесплатно. То есть ценность прибора для потребителя увеличивается без увеличения цены. Не секрет, что не все наши граждане обладают глубокими знаниями английского языка.

Кроме того, это вопрос престижа и торговой марки — понятно, что такая компания пришла в Россию не на один день.

— У «ПриСТ» есть собственнаяметрологическая служба, а также сервисная и ремонтная база. Это гарантирует вашему потребителю настройку и регулировку оборудования до его отправки или осуществления метрологической поверки, качественное сервисное обслуживание, устранение возможных неисправностей в кратчайшие сроки. Когда появились эти подразделения в компании «ПриСТ»?

— Наша собственная метрологическая служба была образована в 1999 году. Первоочередная задача метрологической службы — ОТК, 100% отечественной техники, которая приходит к нам на склад, проверяется на исправность для исключения случаев приема бракованных СИ.

Тотальный контроль отечественной техники происходит потому, что доля брака, к сожалению, составляет порядка 30% по отдельным позициям. Это не наша прихоть, а вынужденная мера — защита от наших «замечательных» поставщиков. 30% брака — это очень много.

Импортные СИ мы проверяем выборочно, потому что производители, с которыми мы работаем, сертифицированы по системе ISO. Мы знаем, как происходит изготовление приборов у наших зарубежных партнеров, и знаем, как у отечественных производителей. По импортным СИ мы оцениваем процент брака как 0,5% (это уже в процессе эксплуатации), и в этой ситуации нет смысла дополнительно проверять качество — мы уверены в наших зарубежных партнерах, чего, к сожалению, не могу сказать об отечественных.

С начала этого года наша метрологическая служба официально аккредитована на право проведения калибровочных работ. Метрологическая служба оснащена самыми современными прецизионными СИ. Такое оборудование есть не во всех государственные центрах стандартизации и метрологии (ЦСМ). Для повышения эффективности работы метрологической службы мы используем программное обеспечение METCAL, позволяющее автоматизировать процесс калибровки и ведения документооборота метрологической службы.

— Насколько я понимаю, далеко не у всех компаний есть внутренняя метрологическая служба.

— Нет, метрологических служб достаточно много, прежде всего на крупных предприятиях. Но в компаниях, занимающихся продажей СИ, это встречается не так часто. Если компания серьезно относится к своему бизнесу, она обязана иметь свою метрологическую службу — в первую очередь для обеспечения единства измерений продаваемых СИ; будет она аккредитована или нет — вопрос отдельный. Аккредитация — это уже государственное подтверждение на право проведения определенных работ и более высокий статус метрологической службы. Не имея собственной метрологической службы торговать приборами — это на сегодняшний день не серьезно.

— То есть вы считаете, каждая компания должна иметь внутренний метрологический отдел и это нормальный цивилизованный стиль работы?

— Если компания не имеет метрологической службы, да еще при этом торгует хлебом, обувью и офисными товарами, то я, наверное, не буду обращаться в такую компанию для покупки СИ. Наличие метрологической и инженерной службы позволяет быть сконцентрированными на продаже СИ. Во-первых, это означает наличие образцовых, поверенных СИ, на которых покупатель может тестировать и выбирать необходимое ему оборудование, определять метрологические параметры СИ. Во-вторых, это дает возможность решать спорные вопросы с клиентами, которые могут быть не удовлетворены параметрами приобретенного СИ. В-третьих, это возможность для клиентов проводить отбор необходимых СИ перед покупкой. Некоторые клиенты, приходя к нам, проводят 3-4 часа в демонстрационном зале, прежде чем выберут нужное им СИ. А если нет метрологической службы с образцовыми средствами, как быть в этом случае? Купить по картинке в каталоге ненужный прибор, а потом раскаиваться? И такое, насколько я знаю, происходит, но у нас это невозможно.

— Если вернуться к вопросу брака по нашим отечественным приборам, то возможно ли наладить работу с отечественными производителями?

— При помощи нашей метрологической службы мы производим 100% проверку поступающих отечественных СИ. Мы не заинтересованы платить деньги за некачественные приборы.

Пока мы не можем полностью отказаться от поставок отечественной продукции — она пользуется спросом. При выявлении неисправных СИ мы предъявляем рекламации производителю и наши поставщики, зная, что входной контроль неизбежен, уже более ответственно относятся к отправляемым к нам СИ.

— Какой гарантийный срок предоставляет «ПриСТ» на поставляемые СИ?

— Гарантия дифференцированная. С 1 февраля 2004 года на продукцию APPA и GOOD WILL мы предоставляем гарантию 24 месяца, а до этого было 12. Сейчас мы накопили достаточный опыт, статистику, что позволяет нам без дополнительных затрат, включенных в стоимость, увеличить срок гарантии. Это еще одно подтверждение того, что мы уверены в качестве предлагаемой нашим клиентам техники.

На приборы других производителей гарантия составляет 12 месяцев. По мере накопления статистики о надежности СИ того или иного производителя мы готовы увеличивать сроки гарантийного обслуживания и на другие СИ.

— Рынок СИ сильно отличается от рынка электронных компонентов как в плане механизма предложения и продвижения товара на рынок, так, видимо, и в работе с клиентами. В чем, по-вашему, особенность и отличие дистрибьюторской работы на рынке СИ?

— Средства измерения — более технологически сложные устройства, которые включают в себя тысячи электронных компонентов и узлов. Я полагаю, чтобы работать на рынке СИ, нужно все-таки иметь большую инженерную, техническую подготовку, нежели на рынке электронных компонентов.

— Почему вы так считаете?

— Я считаю, что с инженерной точки зрения гораздо тяжелее работать на рынке СИ. Во-первых, компоненты не подвержены процедуре сертификации в целях утверждения типа. Там существует другой механизм сертификации, но микросхему не нужно поверять каждый год. Если вам, например, нужен операционный усилитель, то существует несколько производителей, предлагающих этот элемент, и выбор не представляет проблемы.

— Но есть много различных производителей, масса аналогов, параметров...

— В мире СИ тоже есть много производителей. И это тоже обуславливает, какое СИ вы будете использовать.

Наверное, самое большое отличие заключается в том, что СИ имеют другую ценовую категорию по сравнению с элементной базой и подход к клиенту совсем другой.

Согласитесь, что, купив за $3 микросхему, которая в итоге не подошла, ее можно просто выкинуть. А выкинуть прибор стоимостью $1000-2000 затруднительно. То есть люди, прежде чем приобрести тот или иной прибор, очень тщательно его выбирают. Я не уверен, что при выборе электронных компонентов одного и того же назначения клиенты сидят в компаниях, торгующих элементной базой, и терзаются сомнениями, что купить. Просто разные товары предполагают и иной подход.

Компаний-дистрибьюторов, торгующих электронными компонентами, много, а компании, которые торгуют СИ, можно пересчитать по пальцам. Рынок СИ является более узким по сравнению с рынком электронных компонентов.

Какие сегменты потребительского рынка вы оцениваете как наиболее перспективные? И какие направления являются основными на сегодняшний день?

— СИ, которые мы предлагаем, это СИ общего назначения. Почему общего? Потому что они являются востребованными везде. Это «оборонка», промышленность, образование, здравоохранение, транспорт и связь. Выделить какие-то отдельные сегменты невозможно. Нельзя сказать, что мы работаем только на Газпром или Минсвязи. Это фактически все отрасли и направления экономики страны.

— Известны планы вашей компании о сотрудничестве с американской фирмой LeCroy (см. статью «Высокочастотные осциллографы LeCroy—инновационные проекты на российском рынке», «КиТ» № 4'2004—прим. ред.), входящей в первую тройку мировых лидеров СИ наряду с Tektronix и Agilent Technologies. Расскажите об этом, пожалуйста.

— Да, я умышленно не упоминал часто это имя, ожидая ваш вопрос. Компания LeCroy с декабря прошлого года стала нашим новым партнером. Компания далеко не новичок в производстве СИ: LeCroy занимает второе место в мире по объему продаж цифровых осциллографов, а в России, по большому счету, долгие годы никак не была представлена. Ранее осуществлялись некоторые попытки продаж, даже были представители, только не было результатов. Сейчас компания LeCroy обратилась к нам с предложением представлять ее интересы в России. Мы активно включились в реализацию программы продвижения торговой марки и продукции LeCroy, начат процесс сертификации. В мае для проведения испытаний и необходимого инспекторского контроля назначен выезд комиссии Госстандарта РФ на производство LeCroy. В течение этого года мы сможем порадовать читателей «КиТ» техническими статьями о цифровых запоминающих осциллографах LeCroy. LeCroy производит действительно уникальные СИ, которые могут быть востребованы на российском рынке. Давайте обсудим итоги этой программы через год, и тогда сравним, что было и что стало.

— Почему LeCroy выбрал именно вашу компанию в качестве дистрибьютора?

— Чем-то мы им понравились. LeCroy изучал российский рынок СИ, и мы не единственная и не первая компания, с которой они начали работать в России. Думаю, им понравились методы работы и рейтинг компании «ПриСТ» на рынке продаж СИ. Приятно, что не только Россия, но и мир слухами полнится.

— «ПриСТ» торгует оборудованием германской фирмы ERSA, специализирующейся на производстве паяльных станций, паяльников, сопутствующих расходных материалов и аксессуаров, а также прецизионным

монтажным инструментом германской фирмы Bernstein. Как давно вы работаете с ERSA и Bernstein?

— К реализации этого проекта в 2000 году нас подтолкнул наш товарищ Виктор Новоселов. Он — энтузиаст продвижения этого типа оборудования, и нас не надо было долго убеждать, что СИ, паяльное и антистатическое оборудование имеют одного потребителя. Этот шаг был сделан для удобства наших клиентов. Комплексная поставка избавляет их от заключения договоров с несколькими поставщиками при оснащении рабочих мест. К тому же мы предлагаем паяльное оборудование высокого качества.

— Каковы ваши взаимоотношения с конкурентами? И насколько, по вашему мнению, сильна конкуренция на нашем, внутреннем рынке СИ?

— Бесспорно, конкуренция есть, мне не хочется называть имен и делать бесплатную рекламу всем компаниям, которые работают на этом рынке. Конкуренция и борьба за лидерство заставляют нас предпринимать какие-то новые маркетинговые шаги в отношении работы с клиентами, в формировании складских запасов и ценовой политике.

В профессиональном мире у нас очень много друзей и партнеров (поверьте, больше, чем конкурентов). Мы пытаемся поддерживать как дружеские, так и деловые отношения. Мы уважаем права и наших партнеров, и наших конкурентов.

— У вас много компаний-дилеров?

— Больше 20. По городам России. Есть еще и в Белоруссии, и на Украине.

Эти компании работают с теми же брендами, что и мы, но каждая работает в своем регионе и использует свои методы. Мы стараемся сделать так, чтобы продажи нашей продукции приносили дилерам максимальную прибыль, и наши отношения с ними строятся именно с точки зрения обоюдного удобства и выгодности сотрудничества.

— Рекламно-информационная политика компании «ПриСТ» стабильна. Многие печатные издания на этом рынке публикуют статьи и рекламу вашей компании. На всех крупных выставках в Москве, Санкт-Петербурге и в регионах обязательно есть стенд компании «ПриСТ», выпускается фирменный каталог, CD и т. д. Существует широкая дилерская сеть по стране. С чем связана такая активность и агрессивность вашей компании, уже достаточно хорошо известной и имеющей определенную репутацию на рынке?

— Вы правы. Сначала всегда приходится вкладывать какие-то деньги, для того чтобы позже получить прибыль. И мы идем на это. Это окупает себя: создает имидж компании, помогает клиентам узнать о новой технике и осуществить правильный выбор СИ.

— Спасибо за интервью. Еще раз поздравляем вашу компанию с юбилеем и желаем удач в продвижении новых имен и торговле продукцией уже хорошо известных на российском рынке производителей СИ.

Скачать статью в формате PDF  Скачать статью Компоненты и технологии PDF

 


Сообщить об ошибке