Подписка на новости

Опрос

Нужны ли комментарии к статьям? Комментировали бы вы?

Реклама

 

2001 №3

Фирма гарантирует…

Фрунзе Александр


По мере того как наша экономика медленно выползает из той ямы, в которой она пребывала последние десять с лишним лет, все более и более актуальным становится вопрос о качестве продаваемых и покупаемых нами товаров, изделий и услуг. Рынок, как философски заметил недавно один из моих знакомых, это то место, где очень сложно что-то продать. А продать надо, кушать-то каждый день хочется… Вот и крутятся производители, чтобы нам, потребителям, угодить. А многим ли угодишь с некачественным товаром?

Вопрос о качестве многогранен, и я думаю, что мы к нему вынуждены будем возвращаться еще не раз и не два. Сегодня же я хочу затронуть всего лишь одну из граней этого вопроса, но, как кажется мне, весьма актуальную.

Начну несколько издалека. Месяца два назад на одном из телевизионных каналов я случайно наткнулся на передачу, в которой трое потребителей импортной автомобильной техники судились с ее производителями и поставщиками. Дело, правда, рассматривалось не в обычном, а в телевизионном суде, но все было как в добротных голливудских фильмах — судьи в смешных мантиях, присяжные, адвокаты истцов и ответчиков и т. д., а главное — серьезная проблема, лежащая в основе этих исков. Особенно мне запомнился иск одной автовладелицы к итальянскому FIAT. Она приобрела новую машину в автосалоне, который именовал себя официальным дилером FIAT, и статус этот подтверждался информацией на сайте производителя. С машиной ей не повезло — в течение первых нескольких месяцев ее неоднократно пришлось ремонтировать, но это еще полбеды. Беда случилась тогда, когда при резком торможении двигатель автомобиля срезал шпильки, которыми он крепился к шасси, и вылетел через капот. Выйдя сначала из автомобиля, а затем из шока, несчастная автолюбительница попыталась связаться с продавцом (благо машина все еще была на гарантии). Но не тут-то было! Продавец в полном соответствии с действующим в стране законодательством прекратил свое существование вместе со всеми своими обязательствами.

Дальше все было как в дурном сне. Она обратилась к производителю, наивно полагая, что он возьмет на себя ответственность за произведенный им некачественный автомобиль, официально приобретенный у его официального дилера. Но от нее отмахнулись как от назойливой мухи, сообщив, что в соответствии с каким-то документом (каким именно, я не запомнил за ненадобностью) FIAT несет ответственность только за то, что он сам продал, и не несет никакой ответственности за тот автомобиль, который продан российской фирмой российскому потребителю. И если ее это не устраивает, то она вправе обратиться в суд по месту пребывания ответчика, то есть в Италии. Ясное дело, к такому развитию событий она (также как и большинство из нас, окажись мы на ее месте) была не готова.

Не стану утомлять ваше внимание описанием других исков, суть их была примерно та же. Разве что никто больше не похвастался вылетевшим из-под капота двигателем. Но в одном все истцы были едины — большинство крупнейших импортных автомобильных заводов не утруждает себя ответственностью за качество своей продукции. Действие нашего Закона о правах потребителя на FIAT или на VOLVO не распространяется. Так что требовать что-то можно лишь с нашего российского поставщика этой продукции. Но, как вы уже догадались, до тех пор, пока он существует.

А что на рынке электронных компонентов? Не секрет, что без импортных комплектующих нам сегодня не прожить. Если мы хотим, чтобы производимые нами изделия были конкурентоспособными с импортными аналогами, нам не обойтись без микросхем Analog Devices, Atmel, AMD, Burr-Brown, Dallas Semiconductor, Intel, Maxim, Linear Technology, Microchip — продолжите список сами, он должен быть раз в десять длиннее.

Каковы гарантии этих фирм на производимую ими продукцию? Для примера приведу перевод гарантийных обязательств фирмы Intel:
«Intel Corporation не предоставляет никаких гарантий по использованию ее продукта, не несет ответственности за любые ошибки, которые могут оказаться в этом документе, а также не обязуется вносить исправления в информацию, содержащуюся здесь…» (из книги, изданной в 1995 г.).

Со слов некоторых руководителей фирм-дистрибьюторов вышеупомянутых грандов, они (в смысле гранды) предоставляют примерно такие же гарантии. Не напоминает ли вам это вышеупомянутые гарантийные обязательства FIAT?

На самом деле, в смысле гарантийных обязательств зарубежных поставщиков как компонентный, так и автомобильный рынки (равно как и большинство других) мало чем отличаются друг от друга. Все, чем мы располагаем, — это обязательства отечественных поставщиков этой продукции, которые вытекают из Закона о правах потребителя. Но, как ясно из вышеописанного случая, очень важно, чтобы в момент, когда у вас возникли претензии по качеству продукции, этот самый поставщик благополучно существовал. И вот здесь, на мой взгляд, кроется одна из главных причин, почему приобретать эти изделия стоит не в мелких фирмах, а у официальных дистрибьюторов.

Справедливости ради замечу, что достучаться не только до дистрибьюторов, но и до самих вышеупомянутых грандов мировой электроники все же можно. Хотя и непросто. В качестве примера расскажу историю, в которой мне удалось достучаться до Analog Devices.

Начало ее относится к концу 1995 г. В известной большинству читателей фирме «Автэкс» я приобрел ряд микросхем для своих изделий, среди которых были десять параллельных 12-разрядных АЦП AD7880. Однако сразу использовать их не пришлось. Президентские выборы 1996 г, как наверное многие помнят, сопровождались тем, что экономическая жизнь в стране на какой-то срок оказалась парализованной — финансирование многих работ было приостановлено до прояснения политической ситуации, платежи задерживались не на недели, а на месяцы и на кварталы и т. д. В результате к макетированию изделия с использованием этих АЦП я вернулся лишь полтора года спустя. А до той поры эти микросхемы спокойно лежали в стандартном металлическом сейфе.

Собрав в 1997 г. прибор, я с удивлением обнаружил, что AD7880 работает как-то не так. При закороченном входе микросхема давала отсчет на уровне 700…800 единиц МЗР. При подаче напряжения, равного опорному, отсчет был на уровне 3500…3600 единиц, а в промежутке отсчет монотонно возрастал с ростом подаваемого на вход напряжения.

Я выпаял АЦП, установил на его место другой — ситуация мало чем изменилась. Тогда я взял другую такую же плату, смонтировал, установил панельку для АЦП и последовательно попробовал в ней еще три или четыре микросхемы. Но ситуация от раза к разу повторялась. Озадаченный, я собрал устройство, вырабатывавшее сигналы для управления АЦП, не на контроллере, а на нескольких микросхемах 155-й серии. Увы, не помогло.

Консультанты из «Автэкс», внимательно изучив творения наших рук, не нашли ничего пред-осудительного — все было сделано ровно так, как рекомендовано An alog Devices. Но принимать какие-либо претензии они отказались, мотивируя это тем, что микросхемы были куплены более года назад и гарантийный срок вышел. В общем, я остался с десятком неработающих 25-долларовых микросхем и с ощущением, что меня, хоть и в соответствии с законом, но кинули.

Я описал ситуацию в письме и раза три отправлял его руководителям европейского отделения AD. Однако какого-либо ответа дождаться мне не удалось. Через год я почти расстался с надеждой чего-либо добиться. Однако, собираясь на семинар фирмы «Аргуссофт», посвященный новой продукции AD, который проводил Джеймс Брайант, я все-же взял с собой письмо и микросхемы в надежде обратить его внимание на сложившуюся ситуацию и сдвинуть дело с мертвой точки.

Семинар был долгим и трудным для его организаторов и закончился только около семи вечера. Дождавшись, пока г-н Брайант ответит на вопросы всех обступивших его специалистов, я пристал к нему со своей проблемой и со своим ломаным английским. Послушав меня с минуту, англичанин (да простит он меня, если я ошибся с его национальностью) не выдержал и попросил руководителя Департамента микроэлектроники «Аргуссофт» Алексея Соловьева выступить в роли переводчика, ибо разговор немого с глухим оказался, увы, непродуктивным.

Пожалуй, не стоило бы долго рассказывать об этом эпизоде, если бы не одно обстоятельство. К этому моменту и Брайант и Соловьев были абсолютно вымотаны завершившимся почти десятичасовым семинаром, который они, сменяя друг друга, вели вдвоем. Им так хотелось передохнуть, а тут я со своими проблемами… Англичанин снял тапочки, забрался с ногами на кресло и с удивлением рассматривал схему, почесывая голову и пытаясь сообразить, что же в ней было не учтено. Алексей переводил вопросы и ответы, да изредка в крайне тактичной форме намекал мне, что пора бы дать им отдохнуть. Я делал вид, что не понимаю этих намеков, еще что-то спрашивал, и он продолжал переводить. Так что, пользуясь случаем, хочу здесь поблагодарить их обоих за их выдержку и терпение.

Кончилось тем, что, не найдя причины, Дж. Брайант взял микросхемы с собой с обещанием проверить их и разобраться, в чем же дело. Правда, ответ должен был прийти спустя 4–5 месяцев, ибо представитель AD в этот момент совершал очередное турне по всему миру и рассчитывал попасть домой не ранее, чем через 3–3,5 месяца. Но и это меня удовлетворило, равно как и то, что реально микросхемы дошли до меня только на прошлогодней выставке «Экспо-Электроника». На коробочке было написано, что они проверены и все ОК. Вставив две из них в ту плату, где они за три года до того, мягко говоря, дурили, я убедился, что все действительно Ok. Что произошло — подействовал ли на них тихоокеанский или венский воздух или что еще — не знаю. Знаю только, что Analog Devices в лице г-на Брайанта поступила в отношении ко мне гораздо порядочнее, чем FIAT в вышеупомянутой истории в отношении к несчастной автомобилистке.

Конечно, когда мы сталкиваемся с тем, что та или иная сложная микросхема не работает или ведет себя кое-как, не соответствует параметрам, заявленным в спецификации, мы не всегда помним, что подобная ситуация крайне неоднозначна. С одной стороны, всякое случается — вспомните нашумевший в свое время скандал с ошибкой в сопроцессоре первого Intel'овского Pentium'а. Но, с другой стороны, свою ошибку найти бывает ох как нелегко, и подозреваешь все что угодно, но не свой ляп. К тому же примем во внимание, что если дистрибьютор продал полсотни таких микросхем пятерым заказчикам и от остальных четырех никаких претензий не поступило, то виноват, по-видимому, сами знаете кто, хоть сознаваться в этом и неприятно. Так что в этой ситуации могу порекомендовать попытаться составить письмо с тщательным описанием того, как вы использовали это изделие, привести схему, топологию платы, фрагмент программы, результаты измерений, типы используемых приборов — словом все, постаравшись не упустить ни одной мелочи. После этого отправляйтесь с этим письмом и злополучным изделием к дистрибьютору. Конечно, он будет не в восторге от необходимости разбираться в возникших проблемах, но деваться ему некуда, нужно либо корректно опровергнуть ваш вывод о несоответствии изделия заявленным параметрам, либо принять ваши претензии. В обоих случаях нужно разобраться с тем, что же происходит в вашем изделии. С течением времени эта необходимость приведет к появлению в штате большинства фирм грамотных специалистов-технарей (сегодня это по карману далеко не всем), и проблемы с качеством и выполнением гарантийных обязательств, возможно, будут решаться полегче, чем сейчас.

Вот, пожалуй, и все. Предлагаю тем читателям, которые уже побывали в подобных ситуациях, поделиться опытом, как это происходило у них и с каким результатом все это завершилось. Также было бы крайне интересно выслушать и дистрибьюторов — ведь выставляемые претензии бывают порой, как говорится, «тушите свет»… Мы же со своей стороны обещаем ознакомить вас с этими откликами.

Кстати, об откликах (отрадно, когда они есть — это значит, что кто-то все-таки читает написанное). После выхода второго номера нашего журнала я получил письмо от Алексея Соловьева, в котором, в частности, отмечалось, что после прочтения моей статьи «А может, это тенденция?» у читателей возникает ошибочное мнение, что сейчас дешевые последовательные 12-разрядные АЦП предлагает лишь Burr-Brown, а у Analog Devices подобных предложений нет. К письму прилагался pdf-файл с описанием АЦП подобного типа стоимостью $6,3 за единичный экземпляр и просьба более точно расставить акценты в вопросе о предложениях подобных изделий.

Не буду полемизировать по поводу того, возникает или нет у читателей подобное мнение — на мой взгляд, не должно бы, хотя всякое бывает. Но при такой постановке вопроса логично предположить, что у тех, кто прочитал мою вышеупомянутую статью, может возникнуть еще одно заблуждение — что усилитель с приведенным ко входу смещением порядка 1 мкВ предлагает лишь Analog Devices. Однако, если посмотреть на характеристики LT1100 от Linear Technology, это заблуждение рассеивается. Правда, в отличие от «Аргуссофта», дистрибьюторы Linear Technology не высказали мне никаких претензий, но это меня не особо удивило, ибо их активность по части общения с нами и рекламирования продукции Linear Technology довольно низка. А жаль, у LT есть отличные изделия.

Теперь об АЦП. Упомянутый мной АЦП от Burr-Brown — это ADS7816. Analog Devices предлагает AD7887, который, хотя и дороже, но содержит встроенный источник опорного напряжения с достаточно приличными характеристиками, что действительно делает его конкурентоспособным с ADS7816. Как видите, идет нешуточная борьба среди производителей за наши потребительские симпатии. В результате те, кому не нужен АЦП с встроенным ИОН, приобретают менее чем за $3 ADS7816. Те же, кому нужно и то и другое, могут их купить как порознь за $4…6, так и в одном корпусе за $6,3 с надписью на нем AD7887. У нас, потребителей, есть из чего выбирать, и это здорово. А тенденция, о которой я подробно говорил во втором номере, в упомянутом примере получила еще одно наглядное подтверждение — средний уровень цен на относительно дорогостоящие изделия определенных классов в последние год-два снижается не на проценты, а в разы. Пользуйтесь этим.

Скачать статью в формате PDF  Скачать статью Компоненты и технологии PDF

 


Сообщить об ошибке